Группа Plazma: про творчество, смешные казусы и умение быть самими собой

Самая честная, откровенная и развернутая информация, самые интересные мнения, самые острые и волнующие вопросы. В нашей рубрике «Интервью» – мнения звезд свадебной индустрии и дискуссии профессионалов на актуальные темы.

Интервью

Группа Plazma — первый российский коллектив, исполняющий евродэнс и зарубежный поп-рок, который, благодаря качеству своей работы, завоевал сердца миллионов слушателей по всей России. С бессменными участниками коллектива — Романом и Максимом — пообщалась ведущая Светлана Люмьер.

В 1990 году Роман Черницын, Максим Постельный и Николай Романов создали группу Slow Motion. Коллектив решил исполнять песни исключительно на английском языке. Работа Slow Motion во время рассвета их творчества была отмечена на волгоградских фестивалях. Вскоре Николай Романов покинул группу. В конце января — начале февраля 1999 года дуэт переехал в Москву. В первое время пребывания в столице Максим Постельный работал звукорежиссёром на радио «Европа Плюс». В 1999 году коллектив подписал контракт с Дмитрием Маликовым, который стал их продюсером и являлся им на протяжении пяти лет. В том же году коллектив сменил название на Plazma.


Светлана: Когда я впервые услышала исполняемую вами песню, то была уверена, что это поет группа западного происхождения. Откуда у вас такой хороший английский?

Роман: Никто из нас никогда не жил за границей, не занимался произношением. Это далось само собой. Хотя для написания текстов мы очень много не только занимались грамматикой, но и анализировали песенный материал любимых исполнителей, например, A-ha, Metalliсa, Depeche mode.

Светлана: Как формируется репертуар на частных мероприятиях, где вы выступаете?

Максим: Нас приглашают, прежде всего, из-за определенного набора хитов, который люди хотят услышать на своем мероприятии. Поэтому многие удивляются, когда узнают, что мы можем исполнять каверы и общаемся с аудиторией.

Роман: Если гости мероприятия очень любят какую-то группу, чьи песни мы исполняем, тогда мы включаем в репертуар много композиций именно этой группы. Если особенных пожеланий нет, то мы поем стандартную программу, несколько корректируя ее в зависимости от публики, собравшейся в зале.

Светлана: Бывало ли такое, что поступали нестандартные просьбы?

Роман: Могут попросить исполнить какую-то песню на русском языке, но мы никогда не идем навстречу в этом вопросе, потому что концепция нашей группы другая.

Светлана: Как вы развиваетесь и в какую сторону сейчас двигаетесь? Что стоит ожидать от вашей группы с точки зрения творчества в ближайшем будущем?

Максим: Недавно мы выпустили новый альбом, он называется Indian Summer. В ближайшее время планируем снять видео. Продолжаем писать песни — этот процесс у нас практически непрерывен.

Светлана: Готовясь к нашему интервью, я прослушивала записи с разных альбомов, начиная с самых первых и до последнего, смотрела клипы и заметила, как усложнилась ваша музыка.

Максим: Она усложнилась только с точки зрения нашего популяризированного творчества. Если бы я дал вам послушать музыку, которую писал в 20 лет, то вы бы удивились тому, какая она сложная. Мы, наоборот, начали возвращаться к истокам. Это стало интереснее для нас. Точно так же усложнились и клипы, нам стало интереснее снимать неформатные видео так, как это еще никто не делает.

Светлана: Вы взаимодействуете со зрителем в процессе выступления?

Роман: Мы не большие поклонники концертов, на которых артисты начинают очень много разговаривать со зрителями, выходят в зал, если это какое-то частное мероприятие. Мы ведем себя на концертах достаточно сдержанно. Мы не любим так называемое «шоу» — концертные яркие костюмы, нарочитое общение. Мы за естественность. Идеальным примером того, о чем я говорю, является Стинг, который выходит на сцену в совершенно обычной одежде, но исполняет потрясающие композиции. Эстетика, свойственная российским звездам, нам не симпатична.

Максим: В России принято делать «номера». Но мы считаем, что есть музыка, есть песни. Что значит номер? Мы не показываем никаких номеров. На наш взгляд, это однобокое восприятие. Но, возможно, к другому просто еще не готов наш зритель.

Светлана: Где вам комфортнее выступать: на больших концертах или на частных мероприятиях?

Роман: Я больше всего люблю выступления в клубах, потому что именно такие концерты, когда люди покупают билет на твое выступление, самые атмосферные и теплые. На них мы, как правило, отводим время на фотосессию и общение со зрителями. Иногда эта часть по времени получается сопоставимой с самим выступлением.

Светлана: Зимой мы работали с вами на совместном мероприятии, и у Максима был гипс на ноге. Причем надо учитывать, что в тот момент вы только приехали с других гастролей. Какие еще курьезные случаи были в вашей практике?

Максим: Роман тоже на гастроли ездил с гипсом — это наш стиль (смеется).

Роман: Это был 2002 год. Я накануне тура на даче у родственников упал в яму и сломал ногу. Позвонил Максиму с просьбой отменить тур, но оказалось, что это никак невозможно. Пришлось ехать. На сцене мы выступили прекрасно: я сидел на барном стуле и, кажется, это был дополнительный элемент шоу.

Светлана: А кроме сломанных костей были еще какие-то необычные случаи?

Максим: Ничего особенного: молния ударяла в сцену на саундчеке, от дождя падала на сцену крыша и заливала аппаратуру.

Светлана: Ваш бытовой райдер, не в пример многим начинающим звездочкам, достаточно скромен. А как насчет технического?

Максим: Мы не сильно прихотливы и сточки зрения технического райдера, но, бесспорно, должны быть определенные условия. Самое главное, и я всегда на этом настаиваю, чтобы в зале звук был очень хорошим. Как мы будем выкручиваться на сцене — это наши проблемы, но зритель никакие трудности заметить не должен.

Роман: С опытом мы все меньше зависим от условий на сцене. Я помню, что в начале пути, если я плохо слышал себя на сцене, то это могло сильно отразиться на качестве пения. Но сейчас это уже не так важно. Хотя, конечно, чем комфортнее артисту на сцене, тем легче ему создавать определенную атмосферу, делиться своей энергетикой.

Светлана: На сцене вы уже порядка 20 лет. В творчестве у людей случаются периоды профессионального выгорания. Вы никогда не чувствовали в себе желания сменить сферу деятельности, возможно, заняться бизнесом?

Максим: Ну, если только заняться нефтью. На самом деле, при выступлениях затраченный эмоциональный ресурс всегда возобновляется и дарит новые силы и желания.

Роман: Как показывает практика, исписаться и исплясаться вполне возможно, но это не мешает артистам продолжать выступать на сцене. Что касается нас, то мы пока заряжены на творчество и написание новых песен.

Светлана: Я заметила, что вы не очень активно ведете социальные сети. То есть не занимаетесь самопиаром. С чем это связано?

Роман: Это не совсем искренне. Я не считаю, что моя жизнь настолько интересна для массы людей, чтобы рассказывать о том, где я сегодня был, о чем думал и что съел. Не считаю, что это нужно показывать публично. Я делюсь теми моментами, которые производят на меня впечатление. Например, помню, как Максим чинил унитаз в гримерке. Это я счел достойным внимания (смеется).

Максим: Но я его не до конца починил…

Роман: А на многих твоих поклонниц это все равно произвело неизгладимое впечатление.

Светлана: Расскажите, что вы считаете для себя основными жизненными ценностями?

Роман: Если говорить о человеческих качествах, то я очень уважаю интеллигентность. Настоящую, а не напускную, когда человек может культурно общаться в компании, а потом идет и кидает мусор на дороге. Кроме того, я считаю это понятием комплексным, куда входит и эрудиция, и такт, и доброта. Я не люблю панибратство и фамильярность.

Максим: Я ценю честность, преданность, доброту. Я стараюсь анализировать людей, чтобы понять, какие они на самом деле. Мне гораздо легче воспринять искреннего, но грубоватого простого парня, чем какого-нибудь интеллигентного враля.

Светлана: Есть что-то, чему вам хотелось бы научиться, если не говорить о профессии?

Максим: Мы недавно начали вместе заниматься хоккеем. Я начал заниматься боксом и хотел бы достичь результатов в этой области. Также мне нравится картинг, скалодром. Еще я планирую подтянуть свои навыки в самом любимом виде спорта — вольной борьбе.

Роман: Я купил себе бас-гитару и начал заниматься. Мне это нравится.

Светлана: Что для вас моменты счастья?

Максим: Это те редкие минуты, когда ты ощущаешь, что в твоей жизни и в жизни твоих близких все будет хорошо.

Роман: Для меня счастье — это те моменты, когда я чем-то очаровываюсь. Это может быть не только влюбленность в девушку, но и очарование чем-то, что производит на меня впечатление: новый альбом любимого музыканта, прочитанная интересная книга. Это меня окрыляет и заставляет забыть обо всем плохом.

В материале участвовали:

Группа Plazma
Ведущая Светлана Люмьер

За помощь в проведении съемки благодарим:

Фотограф Александр Нестеров
Ресторан Food Embassy

Plazma

Шоу-программа
ПрофильНа Горько!1 статья

Plazma — российская музыкальная группа, работающая в жанрах от синти-попа и евродэнса до поп-рока. Одна из первых начала исполнять песни исключительно на английском языке для русскоговорящей аудитории.

Светлана Люмьер

Ведущая
ПрофильНа Горько!13 статей

Ведущая торжеств и бизнес-событий, профессиональная актриса, свадебный организатор.

Александр Нестеров

Фотограф
ПрофильНа Горько!7 статей

Александр снимает дорогие, стильные и красивые свадьбы. Предпочитает репортажный жанр и любит эффект «подсмотренности» — киношные фотографии глазами гостя.

Food Embassy

Банкетный зал
ПрофильНа Горько!2 статьи

Ресторан Food Embassy расположен рядом с Пальмовой оранжереей Аптекарского огорода МГУ, одного из самых живописных парков столицы. В ресторане отдают предпочтение использованию сезонных продуктов и гармоничному сочетанию национальных традиций и мировых кулинарных трендов.