Дмитрий Кохно и Александр Белов: «Ты должен решать проблемы, а не создавать их»

Самая честная, откровенная и развернутая информация, самые интересные мнения, самые острые и волнующие вопросы. В нашей рубрике «Интервью» – мнения звезд свадебной индустрии и дискуссии профессионалов на актуальные темы.

Интервью

Мир стремительно меняется, а общество становится все более глобальным во всех аспектах. Это чувствуют многие, но далеко не каждый решается пойти в ногу с новыми тенденциями. О глобализации, интернациональных командах, поиске новых ведущих в соседних странах, о новаторах, индивидуальном подходе и смелости поговорили профессиональный шоумен и телеведущий Дмитрий Кохно, успешно работающий в разных странах и с разной аудиторией, и художественный руководитель агентства TOBELOVE agency Александр Белов. Новые реалии свадебного бизнеса в глобальном информационном пространстве с точки зрения ивентора и ведущего, для которых уже давно нет границ.

Nevesta.Moscow: Скажите, как сегодня глобализация влияет на свадебный бизнес?

Александр Белов: Могу сказать, что в мире в принципе многое смешалось, я остро почувствовал это в последние несколько лет. Внезапно я понял, настолько все изменилось, и эти изменения распространились на все сферы жизни, в этом задействованы все народы. Поэтому могу уверенно сказать, что глобализационная тенденция коснулась и свадебного бизнеса. Сегодня уже нет никаких границ, именно поэтому свадьбы мы делаем в разных странах, поэтому происходит международная коллаборация, и совершенно неважно сегодня, где живет тот или иной свадебный профессионал. Это неизбежная тенденция для всех нас.

Дмитрий Кохно: Это так, и в крупной международной организации все рамки стираются практически полностью. Но с точки зрения коммуникации ведущий-клиент все же остаются определенные границы: язык, менталитет. Если русскоязычный ведущий летит на свадьбу в Италию, то вряд ли это будет свадьба двух итальянцев. Но глобализация, несомненно, накладывает отпечаток на профессию ведущего, которая сегодня, следуя новым реалиям, должна немного измениться. Раньше ты рос в одном социуме с людьми, свадьбу которых ведешь, понимал их быт, интересы, а сегодня ты прилетаешь к совершенно новым людям, которые выросли в других традициях. И ты должен хорошо понимать, работают ли с этими людьми развлечения, которые ты предлагал рынку на протяжении нескольких лет. Международный ведущий должен знать и чувствовать дополнительные тонкости. Например, в другой языковой среде не всегда стреляет юмор, основанный на игре слов. И даже если ты ведешь интернациональную свадьбу и знаешь хорошую английскую шутку, точно уверен, как она правильно произносится, слышал, как ее успешно использовал популярный комик, то, повторив эту шутку с абсолютной точностью, ты можешь получить в ответ легкое недоумение. Потому что только носители языка могут быть интересными в этом формате юмора. И наоборот: есть юмор ситуаций, комедии положений, которые воспринимаются любым человеком на планете Земля. И от этого можно построить множество интересных историй, которые абсолютно интернациональны.

Nevesta.Moscow: Давайте рассмотрим международные команды в свадебном бизнесе. Каковы основные плюсы, когда для работы над проектом собираются интернациональные профессионалы? И есть ли какие-то риски?

Дмитрий Кохно: Я не видел плохих международных команд пока ни разу, но я видел рискованные команды. Почему это хорошо? Потому что каждый подрядчик, который летит на мероприятие, физически тратит больше времени на подготовку к этому мероприятию, чем обычно дома. Даже если он трудоголик и каждому событию уделяет одинаковое количество часов, у него остается время на перелет, переезд, совместный ужин, поэтому он просто фактически дольше об этом думает. К тому же зачастую профессионалы в таких командах либо не знакомы, либо видятся редко на подобных мероприятиях. А если посмотреть на взаимоотношения двух малознакомых людей, то они чаще всего стараются быть на высоте, показать себя в полную силу. Это некоторое взаимное «распушение хвостов».

Александр Белов: Безусловно, это очень правильный довод.

Дмитрий Кохно: И третий плюс, который я могу назвать, — это та ответственность, которую несет каждый международный подрядчик. Раз уж ты приглашен в другую страну, в международную команду, то ты не только даешь гарантию на свою работу, но и несешь за нее немного большую ответственность. На мой взгляд, международная команда в целом является плюсом для мероприятия. Главный риск — это вероятность несостоявшегося трансфера: перелеты, переезды, а творческие люди часто имеют склонность к тому, чтобы где-то потеряться и куда-то не успеть. И, на мой взгляд, главный вопрос в том, сможет ли специалист прибыть вовремя. Если вы договорились с профессионалом встретиться в ресторане в любой точке мира в 13:00, то он будет там именно в это время. Еще один риск — недостаточная коммуникация между членами команды. Это снижает эффективность. Но я стою на другом берегу: желание показать, что ты классный профессионал, перевешивает эти минусы.

Александр Белов: Я считаю, что есть определенный риск при наборе составных несработанных команд. И очень важно, кто стоит у руля, потому что обязательно должно быть некое объединяющее звено. Если я человек, который выбирает подрядчика, то я знаю заранее, сойдется ли ведущий с этим фотографом, не будут ли они друг другу мешать. В таком случае можно заочно собрать эффективную команду, которая раньше вместе не работала.

Свадебное агентство TOBELOVE agency, проект «Абрау-Дюрсо»

Nevesta.Moscow: Такую команду можно грамотно подобрать, только имея большой опыт в организации международных мероприятий?

Александр Белов: Дело, скорее, даже не в опыте, а в схожести ценностей и мировоззрения. У меня есть определенные принципы, и мне легче работать с теми, кто их разделяет, кто думает так же, на кого я могу опереться. Люди, которые смотрят в одну сторону, всегда сработаются, и неважно, сотрудничали они до этого или нет. Потому что у них есть некое важное объединяющее качество. И оно будет близко тебе, если именно ты вокруг себя этих людей собрал.

Дмитрий Кохно: Плюсом международных команд становится и то, что люди, один или два раза поработав вместе, на следующих нечастых мероприятиях встречаются как хорошие друзья, которые не виделись много лет. И коллеги настолько друг другу рады, что создается совершенно особая атмосфера, в которой всем работается еще приятнее и интереснее. Однажды у меня было мероприятие, которое проходило в Дубае, агентством выступала швейцарская компания, фотограф был француз, а молодожены — индус и русская девушка из Москвы. А ведущим был я, белорус.

Александр Белов: Гремучая смесь!

Дмитрий Кохно: Да. При этом работа получилась очень интересная и яркая.

Интернациональная свадьба в Дубае, ведущий Дмитрий Кохно

Nevesta.Moscow: А как находятся такие специалисты? Как они «притягиваются» в международные команды?

Александр Белов: Как ни крути, а зачастую работает «сарафанное радио». Особенно с ведущим, потому что выбор подходящего ведущего — это глубоко личная история. Ведущий — одна из ключевых фигур, он может как все поднять, так и все разрушить. В случае с Дмитрием сработал «сарафан»: нам рассказал о нем Олег Савельев.

Дмитрий Кохно: Мы с Олегом были на одном мастер-классе, где сошлись во мнении, что в своей работе не стремимся изменить жизнь людей к лучшему, это не главная цель. Наша задача — это сделать людям хорошо здесь и сейчас. А если у нас это получается, плюс получается создать материальное обеспечение и комфорт для себя и своих семей — то нас это уже вполне удовлетворяет.

Александр Белов: Вообще есть два способа проверить ведущего, понять, твой он или нет. Первый — это пригласить его на партнерское мероприятие, которое ты организуешь внутри рынка, не для клиентов. Второй способ — общение с коллегами и их рекомендация. И есть четкая градация: если тебе мировоззрение этих коллег близко, значит и профессионалы, которых они советуют, наверняка подойдут.

Nevesta.Moscow: Значит, агентства сами ищут новых ведущих и других подрядчиков?

Дмитрий Кохно: Я как человек, постаравшийся выйти на несколько рынков, обладаю опытом взаимоотношений «неизвестный ведущий — известное агентство». Но в Беларуси у меня также есть опыт «неизвестное агентство — известный ведущий». В теории маркетинга есть такая группа, как новаторы. Они всегда впереди, ищут новое, но их всего около 2,5%, к сожалению для меня, выходящего на новый рынок. И даже на таком большом и насыщенном российском рынке ивент-агентств также всего 2,5% ивенторов, которые захотели бы посмотреть нового человека, несмотря на хорошую репутацию, прекрасный внешний вид, качественную работу и даже лучшую пробу в СНГ в этот день недели. Я многим задавал вопрос, по какой причине. Ивенторы отвечают, что у них есть пул из 12-15 ведущих, все они профессионально выполняют свою работу и подходят для большинства категорий клиентов. Поэтому большинство агентств вообще не ищут новые лица, им не нужно тратить на это время. Но есть новаторы, которые не могут не искать, им это интересно. Но это для них большой риск. Поэтому ведущим, выходящим на новый рынок, не стоит тешить себя надеждами, что у них будет больше 2 агентств, которые захотят сотрудничать. И это одинаково для любой страны.

Александр Белов: Ты нас относишь к новаторам?

Дмитрий Кохно: Да, безусловно.

Александр Белов: Это действительно так, и это порой очень обидно. Тема поиска новых подрядчиков очень тонкая. Мы рискуем, пробуем, прилагаем усилия, чтобы открыть для себя новую личность. И как только ты находишь достойного кандидата, он сразу же выходит в тираж. Это обидно, потому что ты начинаешь считать, что это твой человек, что ты его открыл. И ты очень дорожишь той уникальностью, которая между вами возникла. Но как только другие участники рынка видят этот успех, то начинают использовать готовый рецепт. Зачем искать новое, если это уже кто-то открыл?

Дмитрий Кохно: Так происходит с любым продуктом, если воспринимать ведущего как продукт свадебной индустрии. Но мне от одного агентства нужно 3 мероприятия в году. Можно чуть больше или чуть меньше. Но эта норма позволяет работать так, чтобы было 100% попадание в клиента.

Nevesta.Moscow: Как обычно происходит взаимодействие команды при работе на международных проектах и выездных мероприятиях?

Дмитрий Кохно: Приведу в пример TOBELOVE. Александр написал мне: «Дима, это твоя пара. Вот контакты жениха, пообщайтесь». Почему они мои? Александр очень точно чувствует, что люди со мной совпадают.

Александр Белов: Сложность заключалась в том, что мы не могли встретиться с женихом и невестой, потому что они живут за границей. И мы свели их с Дмитрием удаленно. К концу разговора они договорились поехать вместе на горнолыжный курорт.

Дмитрий Кохно: Жених, как и я, увлекается горнолыжным спортом и виндсерфингом. И наша беседа про то, как будет выглядеть интерактивное наполнение их праздника, заняла пять минут, а на шестой он уже учил меня делать разворот на виндсерфе. Потому что это действительно важнее. Любой профессиональный ведущий имеет в своем багаже большое количество интерактивов и техник, которые будут работать. А вот задача попасть с этой техникой в аудиторию намного более сложная. Потому что сделать конкурс может и школьный учитель, но не все будут рады в нем участвовать. Главная задача ведущего — понять людей, что и когда им надо дать и в какой форме. До этого невозможно дойти, обсудив тайминг сценария: нужно пообщаться на общие темы. И если мы с парой собрались вместе и нам есть о чем поговорить просто как людям, как личностям, то профессиональный ведущий всегда найдет ключик и сделает все правильно.

Nevesta.Moscow: Вы говорите, что большинство агентств не ищут новые лица. А сами клиенты не инициируют поиск новых ведущих?

Александр Белов: Очень часто. Но у нас есть достаточно четкая позиция на этот счет. Если того или иного подрядчика предлагает пара, он должен пройти наше одобрение. Это те условия, которые мы озвучиваем на берегу. Жених с невестой знают, что если есть какой-то пункт, который не прошел наше одобрение, то мы не возьмемся за проект. И это очень тонкая грань, потому что, по идее, музыку заказывает клиент, и нужно все же остаться в этих рамках. Очень часто бывает, что клиенты предлагают нового подрядчика, и наша задача максимально «сковырнуть» его, понять, оценить все подводные камни, навести справки, пообщаться лично.

Nevesta.Moscow: Вернемся к международным командам: нужно ли что-то предпринимать, чтобы команда сработалась, или профессионалы всегда могут эффективно сотрудничать?

Александр Белов: У нас это часто зависит от аврала, как ни странно. Когда есть возможность, на выездных свадьбах я очень люблю предсвадебные ужины с командой: они объединяют. Все находят общий язык, сближаются. Если такой возможности нет, мы делаем общий сбор в день мероприятия. В последнее время есть тенденция, что мы проводим эти сборы с женихом и невестой. Это тоже особый опыт, как для нас, так и для самой пары. Когда молодожены стоят в большом кругу профессионалов, и я всех знакомлю, тогда приходит осознание, что мы большая команда и делаем общее дело. Еще мы беремся за руки.

Дмитрий Кохно: И не только за руки. Я участвовал в таких ужинах, мы беремся еще за хлеб.

Александр Белов: Есть наши внутренние традиции, которые помогают в работе. Мы отказались от каравая на свадьбе, но печем хлеб для команды. И перед началом проекта каждый отламывает кусочек. Мы все верим, что этот волшебный хлеб работает.

Nevesta.Moscow: Накладывает ли какой-то отпечаток на работу свадебных профессионалов глобализация мирового информационного пространства?

Александр Белов: Очень острая тема связана с тем, что сегодня вся информация стала доступна. Даже слишком доступна. Большинство пар считает, что им не нужно свадебное агентство, ведь они и так знают всех подрядчиков. У нас были клиенты, которые просто звали себе людей, с которыми мы работаем. И эти профессионалы делают свою работу так же хорошо, как и с нами, но зачастую пара не отдает себе отчет в том, что, набрав разные элементы из разных мест, можно не получить желаемого результата. Я часто замечаю у нас в команде такую поддержку, когда, например, фотографу что-то срочно нужно, а рядом оказался ведущий, то он может взять и поменять объектив. Это высший пилотаж, когда в команде каждый поддерживает коллегу, неважно, из какой он сферы. Но если нет связующего звена, то это не срабатывает, и каждый будет воевать в своей зоне ответственности без объединяющего начала.

Дмитрий Кохно: Не происходит диффузия, как в химии, не соединяются все элементы. Приведу кулинарный пример. Есть один хороший ресторан, блюда там готовит шеф из Таиланда. Я люблю его пад-тай — это безупречно. Все элементы вместе создают новый уникальный вкус. Но через некоторое время вдруг стало не так вкусно. Вроде и блюдо то же, но теперь я могу разложить его на каждый составляющий элемент, волшебство пропало. Я звоню в ресторан, и выясняется, что шеф уехал отпуск. То есть наличие правильного повара позволяет всем продуктам соединиться друг с другом, и получается то самое волшебство, которого все ждут. Ведь никто не хочет просто хорошее мероприятие — все хотят самый лучший день. Профессионалы сделают хорошо, это правда. А вот волшебно вряд ли, ведь эта химия получается, когда есть объединяющий элемент.

Nevesta.Moscow: Если люди все же делают сами, может ли получиться хорошо? И от чего это зависит?

Дмитрий Кохно: Вообще человек может все сделать сам, но если ты в чем-то не профессионал, то первый раз может получиться не очень гладко. А на следующий день проснешься и скажешь: представляете, я работал на собственной свадьбе! Хорошо это или плохо, решать каждому. Когда меня спрашивают, а нужно ли нам агентство, я начинаю рассказывать про те моменты, которые могут произойти на празднике. А когда приглашено много гостей, это всегда набор форс-мажоров, и они разные и непредсказуемые. Поэтому тебе нужен не человек, который может решать вопросы в какой-то сфере, а тот, кто готов решить любой вопрос. В сети гуляла статья, что самый высокооплачиваемый специалист в мире — это трабл-шутер. То есть человек, который решает любые проблемы. И ивентор —это как раз трабл-шутер, который может заново вылепить свадебный торт, съехавший при транспортировке, причем сделать это так, что влюбленные об этом не узнают. Это человек, который может стоять в подвале и держать рубильник, потому что его выключает из-за перенапряжения. И это самые простые и банальные вещи, о которых я говорю, потому что порой приходится решать задачи гораздо более сложные.

Александр Белов: Я, оглядываясь на свой 15-летний опыт, могу сказать, что ни разу не видел ни одной пары, которая в свадебный день настолько адекватна, чтобы смотреть немного со стороны на собственное торжество, уметь контролировать эмоции, видеть общую картину и все нюансы. Это в принципе невозможно, и как только ты выбираешь эту роль, то ты и не участник, и не организатор, ты не можешь отдаться потоку эмоций, сидишь между двумя стульями. В результате не получаешь удовольствие ни там, ни там и становишься неэффективен в обоих ролях. К сожалению, многие пары это понимают, когда свадьба уже прошла. До них только потом доходит, зачем же нужен был организатор, зачем нужна сплоченная команда, а не просто нанятые подрядчики, порой несовместимые друг с другом.

Дмитрий Кохно: Я могу отметить одну позитивную тенденцию: люди начинают по-настоящему ценить свое время. И когда они понимают, сколько всего нужно сделать при подготовке и проведении свадьбы, то делегируют это профессионалам. Хотя, если есть что-то, что вы по-настоящему любите делать, то сделайте это сами, а остальное отдайте в руки организатора. А если вам нужно, например, выбрать план рассадки, а вы откладываете уже неделю, затем вторую, то лучше обратиться за помощью к организатору, который пришлет профессионала, и вы не будете тратить на это время и нервы. Тогда праздник получается долгожданным, и нет ни одной тревоги и проблемы, которая помешают к нему приблизиться, ведь ты занимался только приятными хлопотами.

Nevesta.Moscow: На что смотрит ивентор, приглашая на свое мероприятие ведущего из другого города, региона, страны?

Александр Белов: Я считаю, что надо выбирать не ведущего, а личность. В первую очередь личность, а потом уже умение держать аудиторию, умение расположить к себе, отдать энергию. Это нюансы. Прежде всего, на ведущего должно быть интересно смотреть, слушать и поддерживать беседу. И это одна из самых сильных черт Димы, ведь он личность, безусловно. У него есть на все свой взгляд, свое мнение. Другое важное качество — адекватность и чувство меры. У ведущего должно быть особенно остро развито чувство саморегуляции, он должен понимать, что сейчас меня много, нужно отойти в сторонку. И еще один критерий, который является решающим на первом этапе: если у ведущего есть говор, какой-то очень специфический диалект, акцент, если он слишком выпирает, то мы не рассматриваем такого кандидата, потому что это начнет мешать восприятию людей.

Дмитрий Кохно: С точки зрения ведущего тут только один рецепт: ты не должен думать, что твоя миссия — вести за собой людей. Иногда лучше жевать, чем говорить. Ведь задача ведущего не провести праздник лучше всех, не показать, какой ты классный, а вовремя и правильно расставить акценты. Не знаю, как у других, но я исхожу с позиции того, что люди, которые меня приглашают, априори успешные, интересные и прекрасно умеют веселиться и отдыхать сами. Но сегодня их чуть больше, поэтому надо немного помочь расставить акценты и добавить красок. С такими людьми я в принципе стараюсь общаться, и это большая честь, когда они меня приглашают на свой праздник.

Nevesta.Moscow: Для чего вообще приглашать топовых ведущих из других стран и городов? Какие в этом преимущества?

Дмитрий Кохно: Это новое лицо. Причем качественные профессионалы не появляются каждый год: есть определенный срок, когда человек делает карьеру, зарабатывает репутацию. И настоящий профессионал появляется где-то раз в 5-7 лет. Пригласить топового ведущего из соседнего региона или соседней страны — это наилучший вариант при поиске нового и проверенного профессионала, потому что на своем рынке такого нужно еще подождать. Клиент же сразу получает все качественное и новое: интерактивы, подача, — все немножко другое. Ведь людей не надо удивлять так, чтобы у них отвисала челюсть. Нужно немножко добавить необычных моментов, тогда это будет интересно смотреться.

Nevesta.Moscow: Дмитрий, почему вы, успешный ведущий, решили выйти на международный рынок? У вас ведь хватает заказов и в Беларуси.

Дмитрий Кохно: Я специально держу какие-то даты, меняю на своем рынке гонорар, чтобы поработать в других странах. Представьте, и ведущий не хочет работать на абсолютно всех мероприятиях. Мне хочется участвовать в интересных проектах, работать с новыми людьми. Еще одна мотивация — желание проверить, являюсь ли я специалистом международного уровня, могу ли провести праздник любому количеству человек, любой национальности и в любой точке мира? Это личный челлендж. Все мы знаем, что есть очень успешные локальные ведущие. Но всегда остается вопрос: а могу ли я провести мероприятие, например, для итальянцев, которые гуляют свадьбу? И успешно завершающиеся попытки работать в разных странах, с разными людьми, позволяют мне считать, что да: ведущий — это профессия международная, даже несмотря на языковые ограничения. Можно работать везде и можно делать это интересно.

Nevesta.Moscow: Расскажите об особенностях ведения мероприятий для людей с другим менталитетом, традициями?

Дмитрий Кохно: Чтобы хорошо повеселиться, человеку в принципе нужна смелость: встать и начать танцевать в центре зала, сказать красивый тост, сделать что-то яркое. Плюс у разных национальностей разный характер. Где-то мы разбиваем праздник на большие музыкальные блоки, приглашаем артистов, чтобы люди смогли расслабиться и потанцевать. Где-то гости сами активно устраивают себе праздник. Если сравнивать белорусов и россиян, то у вас к веселью гости больше готовы. И если говоришь, что мы начинаем веселиться — многие откладывают приборы и идут танцевать. Особенность международных мероприятий еще и в том, что люди посвящают свадьбе несколько дней. А значит, все отложили свои дела, чтобы хорошо провести время. Поэтому все выездные и международные свадьбы проходят в гораздо более теплой и расслабленной атмосфере: никто не отрывается на работу, все в «режиме туриста». Поэтому гости быстрее раскрываются и легче получают удовольствие. И если мне зададут вопрос, сделать свадьбу дома или куда-то выехать, мой голос однозначно за выездные мероприятия.

Александр Белов: Выездные свадьбы, действительно, отличаются особой атмосферой. Люди меняются, сбрасывают весь груз забот и переключаются, поэтому у организатора больше шансов вовлечь их в нечто новое, погрузить в ту атмосферу, которую хочешь создать.

Nevesta.Moscow: К слову о смелости: чтобы решиться на режиссерскую свадьбу, которые делает TOBELOVE, нужна определенная смелость?

Александр Белов: Смелость нужна, но режиссерские свадьбы выбирают скорее те пары, которые хотят сделать свою свадьбу индивидуальной и необычной. Это как костюм, сшитый на заказ, а не купленный, пусть даже у хорошего бренда. Наши свадьбы, безусловно, режиссерские, но они могут быть и классическими. Бывает, что пара приходит к нам за креативом, за режиссерской свадьбой, а мы смотрим на них и понимаем: зачем им это? Они совсем другие, но даже сами еще этого не осознают. И наша задача порой от креатива увести к какой-то более классической истории, при этом сохранив индивидуальность, изюминку.

Nevesta.Moscow: То есть во всем нужен индивидуальный подход?

Александр Белов: Сейчас такое время. Уже, наверное, не осталось клиентов, которые захотят пакетное предложение. Как бы мы ни пытались отладить бизнес и сделать его потоковым, автоматизированным, это невозможно, потому что обстановка в мире изменилась, поколение изменилось. Человек сегодня другой.

Дмитрий Кохно: Я думаю, что на разных стадиях своего профессионального развития ведущий очень по-разному будет воспринимать режиссерские свадьбы. Для того, кто только научился делать праздники хорошо и понял общую механику, любое вмешательство — большой риск: вдруг это не получится, не понравится людям, будет создавать нежелательный фон. А у более опытного профессионала это дополнение сделает праздник еще более индивидуальным и незабываемым. Профессиональный ведущий хорошо понимает, что у любого мероприятия есть драматургия. Так или иначе, свадьба строится по законам жанра, и ты выстраиваешь свою драматургию как ведущий. Потом, допустим, благодаря сотрудничеству с TOBELOVE, ты понимаешь, что есть еще режиссер, который прекрасно разбирается в драматургии. И вряд ли он сделает праздник хуже: наоборот, мы можем совместным трудом улучшить этот вечер. Но сколько нужно режиссуры, чтобы получилась свадьба, а не театральная постановка? Я бы руководствовался принципом Парето, когда 20% усилий дают 80% результата. Мое мнение, что 20% режиссуры дает 80% успеха, а все остальное должно быть классическим, чтобы гостям было легко и комфортно. Ведь зачастую много нового людей пугает. Поэтому озаглавить самые яркие моменты праздника, сделать их по-настоящему индивидуальными и интересными с помощью режиссуры и драматургии — это по-настоящему круто. И это то, о чем будут долгие годы вспоминать все, кто при этом присутствовал. Но нужно оставить большую часть в классическом ключе, чтобы люди вспомнили тепло и эмоции праздника.

Nevesta.Moscow: Если рассмотреть трансфер и комфорт работы, какие вопросы решает агентство, а какие должен решать сам ведущий?

Дмитрий Кохно: Главное, что я хочу донести до любого агентства, с которым работаю, в любой точке мира: представьте, что мы живем в соседних подъездах. Вы говорите мне, где быть и во сколько, и больше не думаете ни о чем. Я оказываюсь там, где нужно.

Александр Белов: После недавно завершившегося проекта я склоняюсь к тому, что нам удобнее, если ведущий все решает сам. Потому что это огромный пласт неподъемной работы, причем все переезды еще несколько раз меняются, появляются новые даты. А когда это не 10 человек, а 20 или 30, просто начинаешь сходить с ума.

Дмитрий Кохно: В итоге, если хочешь выходить на международный рынок, ты должен быть, в первую очередь, удобным. Ты должен решать проблемы, а не создавать их. Всем нужно найти подходящий винтик в огромный механизм, который будет идеально работать. И ведущий должен быть в нужном костюме, с нужной прической, правильной речью, в нужном настроении и вовремя прибыть на площадку. Бывает, ко мне обращается девушка-официант и говорит: как хорошо, что сегодня вы ведущий, ведь когда работаете вы, все как-то легко, не создается помех и проблем. Это интересно, ведь я официантов не веселю, для них не работаю, мы даже особо не соприкасаемся. То есть на правильном мероприятии хорошо абсолютно всем. И персоналу, и гостям.

Nevesta.Moscow: Расскажите о каком-нибудь совместном проекте TOBELOVE и Дмитрия Кохно?

Александр Белов: Проект «Пламенный лед»: это было наше очень успешное знакомство, когда обе стороны восхитились друг другом. Мы были очень довольны Димой, он был в восторге от того, что мы делаем.

Дмитрий Кохно: Все говорят — режиссерская свадьба. Но не все понимают, что это такое. Для меня это был риск. Потому что, во-первых, постановка может не тронуть гостей, а может, напротив, тронуть настолько сильно, что они зависнут в остаток вечера. И третья опасность — они могут остаться просто зрителями. Но задача в том, чтобы каждый стал причастен к действию. И TOBELOVE организовали всю режиссуру так, что она строилась вокруг нас, а не перед нами. Когда шла выездная церемония ночью, на берегу, я ловил себя на мысли, что это большое действо, в котором участвует порядка 40 человек. Ты в гуще событий, что-то происходит слева, что-то справа. В эту секунду начинают бежать мурашки. И каждый воспринимает лишь часть события, которое не в состоянии охватить целиком, ведь оно гораздо больше, как и любовь молодоженов. Это будоражит. После этого проекта началась наша дружба. Сделаю комплимент Александру и агентству TOBELOVE. Все пары, с которыми мы вместе работали, всегда говорили одну вещь: нам очень нравится то, что нам предложили TOBELOVE, такого не может дать больше никто. Все остальные нюансы могут быть под сомнением, но концепция, которую разрабатывает агентство, попадает на сто процентов. Это большой талант, увидеть в клиенте именно то, что ему подойдет. И Александр понял, что я подхожу определенным парам. Сегодня мне предлагают стопроцентные попадания. Я ни в коем случае не претендую на первое место в шорт-листе по продажам, потому что мне вторая и третья позиция нравится гораздо больше: я могу работать именно с теми парами, с которыми мы точно совпадаем.

Свадебное агентство TOBELOVE agency, проект «Пламенный лед»

В материале участвовали:

Свадебное агентство: TOBELOVE agency
Ведущий: Дмитрий Кохно
Фотограф: Максим Евмененко
Место съемки интервью: I Like Bar 2.0

Дмитрий Кохно

Ведущий
ПрофильНа Горько!2 статьи

Дмитрий Кохно — профессиональный телеведущий, шоумен. Один из самых востребованных белорусских ведущих в Москве и за рубежом. Победитель премии «Выбор года 2016» в номинации «Лучший ведущий светских и корпоративных мероприятий». Дмитрий Кохно — это шоумен с элегантным чувством юмора и искренним природным обаянием. Дмитрий Кохно говорит на русском и английском языках и совершенно не важно, что он будет вести — деловые новости, вечернее развлекательное шоу, презентацию или частный праздник — все задачи он выполнит безупречно и легко.

TOBELOVE agency Свадебное агентство Смотреть видеодосье
ПрофильНа Горько!48 статей

Агентство создает особенные торжества. Главная фишка — режиссёрские свадьбы. Стильные, европейские, классические и тематические свадьбы-события. Необычные торжества с женихом и невестой в главных ролях.

Максим Евмененко

Фотограф
ПрофильНа Горько!8 статей

Максим снимает в Москве, Санкт-Петербурге и Крыму. Он находит подход к любым парам и помогает молодоженам, которые не умеют позировать, комфортно чувствовать себя в кадре и выглядеть на фото естественно

I Like Bar 2.0

Банкетный зал
ПрофильНа Горько!5 статей

Городское кафе I Like Bar 2.0 объединило русскую, средиземноморскую, паназиатскую и японскую кухни. Два этажа I Like Bar 2.0 рассчитаны на 200 посадочных мест, на фуршет ресторан может принять до 300 гостей.