Александр Васильев: «В свадебной моде нет тенденций, только традиции»

Самая честная, откровенная и развернутая информация, самые интересные мнения, самые острые и волнующие вопросы. В нашей рубрике «Интервью» – мнения звезд свадебной индустрии и дискуссии профессионалов на актуальные темы.

Интервью

Историк моды, искусствовед, лектор, автор многочисленных книг и статей, ведущий телепередачи «Модный приговор» на Первом канале Александр Васильев поговорил с актрисой и ведущей Светланой Люмьер о том, кто должен подать пример для создания свадебной моды в России; о современном обществе с его взаимоисключающими ценностями; об «иконах стиля» и о многих других животрепещущих вопросах.

Светлана Люмьер: Александр Александрович, вы с ранних лет, находясь с родителями в театре, начали создавать свои собственные декорации и были в этом очень успешны. Скажите, почему вы ушли от созидания к теории?

Александр Васильев: Наверное, потому что пришел новый век. Этот век диктовал новые правила. А новые правила — это отсутствие бюджета в театре на создание чего бы то ни было. Бюджета нет ни на декорации, ни на костюмы. Так как я всегда занимался историей, то могу сказать, что на сегодняшний день история из театра, увы и ах, вышла вон. Сегодня как в джинсах по улицам ходили, так на сцену и выходят. Тенденция такова, что нужно все перенести в сегодняшний день, а когда все переносится таким образом, то и не требуется особенных усилий к созданию декораций и костюмов. Многие театры предпочитают пустые пространства, без кулис и заднего фона. На мой взгляд, это обкрадывает публику.

Светлана: Прежде чем начать говорить о свадьбах и свадебной моде, ответьте на вопрос, который наверняка заинтересует наших читателей: где же одевается маэстро?

Александр: По-разному. Сегодня вот на мне пиджак от дизайнера Кирилла Гасилина.



«Свадебную моду всегда определяет „икона стиля“, то есть человек, который может своим авторитетом в умах людей представить образ так, чтобы он стал популярным»


Светлана: У моды, как таковой, и свадебной моды в частности, есть законодатели. В разные годы ими были: королева Виктория, Коко Шанель, Грейс Келли, принцесса Диана. Есть ли такой пример сегодня?

Александр: Главная проблема свадебной моды в России заключается в том, что с 1917 года по сегодняшний день у нас практически не было ни одной государственной свадьбы. Все наши правители, которые управляли нами после 17-го года, женились тайно. Мы никогда не видели, во что одета невеста, как она выглядела, была ли у нее прическа, головной убор. А свадебную моду всегда определяет «икона стиля», то есть человек, который может своим авторитетом в умах людей представить образ так, чтобы он стал популярным. Вы упомянули принцессу Диану или Грейс Келли, — это хорошие примеры. Конечно, есть звезды шоу-бизнеса, но эти браки часто недолговечны. Какая-то звезда сцены выходит замуж, и ее платье появляется во многих журналах. Но коль скоро нам сообщают, что произошел развод, девушки начинают думать, что и платье, как у этой звезды, выбирать не стоит. Видят в этом недобрый знак. А так как, на мой взгляд, население России состоит из восьмидесяти процентов язычников, которые называют себя православными, но христианами не являются, они вкладывают во все сакральный смысл и таинственное значение. Пока государственные мужья не начнут публично жениться, свадебной моды в России не будет. Никогда у нас не будет своих традиций, пока их никто не покажет. Поэтому мы подглядываем в Лондоне, в Вене, в Голливуде.

Светлана: То есть моду задают все-таки люди со статусом?

Александр: Абсолютно точно! Как это было, например, с мисс Миддлтон в Англии, когда весь мир смотрел на эту церемонию. А у нас есть прекрасные традиции, Большой Кремлевский дворец, Зимний дворец, прекрасные соборы, где можно провести церемонию. Я намекаю, если кто-то не понял (смеется). И кажется, ну если все у нас такие верующие, то почему же никто не повенчался в Храме Христа Спасителя? Что же они в Успенском соборе не повенчались? Что ж они в ЗАГСы-то ходят? Вы говорите о том, что верующие, так венчайтесь в церкви в кокошнике. Что ж вы, девушки, с этим веночком-то на голове и в платье с разрезом до пупа, с голой спиной замуж выходите? Христианки-то вы мои!

Светлана: Ну пусть это будет на их совести. И все-таки, если законодателей моды нет в России, то, может быть, они есть в Европе?

Александр: Это свадьба Принца Уильяма и Кейт Миддлтон в Лондоне. Мы так ненавидим все страны мира, а смотрим только туда. Потому что нам некуда больше смотреть.



«У нас есть огромное количество салонов, но в них все равно продается плюс-минус одно и тоже. Перепев с разными соусами. Но Америку никто не открывает. Мы не можем уйти от традиций светлого цвета.»


Светлана: История двигается по спирали, и на очередном витке обязательно есть отголосок прошлых лет. Какие тенденции наблюдаются сегодня?

Александр: В свадебной моде нет тенденций. В ней живут только традиции. Если это брак, который рассчитан на благородное продолжение семьи, а не на какие-то кратковременные утехи, тогда это одно. Нужно обратить внимание на классику: корсет наверху, кринолин внизу. Это пошло еще от королевы Виктории, и так будет всегда. Второй вариант: «я — оторва». Голая спина, растрепанные прически, разрезы.

Также на сегодняшний момент свадебная мода — это всегда белый цвет. Такая традиция пошла от сестры Наполеона принцессы Мюрат. До этого замуж выходили в голубых, розовых, золотых, серебряных платьях. А в средние века вообще в зеленых. Поэтому такой моде всего-то только 200 с лишнем лет. В истории моды это немаленький период, но все же после него была тишина. Конечно, у нас есть огромное количество салонов, но в них все равно продается плюс-минус одно и тоже. Перепев с разными соусами. Но Америку никто не открывает. Мы не можем уйти от традиций светлого цвета.

Светлана: А как же фактура ткани, материалы?

Александр: Какие ткани завезли из Китая, из таких и шьем… В России даже нет производства тканей.

Светлана: Если обратить внимание на Европу, то они больше тяготеют к чему-то свободному, легкому.

Александр: Там совсем другое отношение к вопросу брака. У нас выходят за-муж, то есть за мужчину, как за стену. У них другой является сама идея — они свободны. То, что муж должен решать все проблемы, — типично русская мысль.

Светлана: Ну и подход к свадьбе у нас более основательный.

Александр: Нужно обязательно плотно поесть и непременно подраться.

Nevesta.moscow: Ну, может быть, это всё же чуть дальше от Москвы?

Александр: Но мы не можем рассматривать огромную Россию, ориентируясь только на Москву.

Светлана: Вы много ездите по России, что можете сказать?

Александр: Что свадебные салоны процветают абсолютно везде. Хотя многие покупают подержанные платья или берут их напрокат. Не все стремятся выходить замуж в новом платье. Есть еще одна интересная вещь: в стране, которая стремится возродить традиции, практически никто не делает свадьбы в свадебных сарафанах, свадебном кокошнике, свадебном армяке.

Светлана: С европейским платьем кокошник не очень-то будет сочетаться…

Александр: Так хватит носить европейские платья! Если вы считаете себя патриотами, то выходите замуж только в сарафане, вышитом жемчугом. Сделайте кокошник. Жених — только в армяке.



«Я считаю, что брак необходим, но он должен быть хорошо продуман: ради чего мы соединяемся. И только потом уже стоит выбирать платье!»


Светлана: Теперь я даже боюсь спрашивать про тенденции в мужском костюме (смеется).

Александр: Никаких тенденций особенно нет. Костюм, бабочка, однотонный цвет в серо-бежевой гамме, без блеска и отлива. Но это же всё такая формальность. Лучше пусть невесты думают, зачем выходят замуж. Брак — это союз двух сердец, думающих в одном направлении. Нужно делить с мужем интересы, политические взгляды, мировоззрение. Чтобы у пары было что-то цементирующее. А не то так: я буду вышивать, а ты иди зайцев стреляй. Потом они не находят друг друга: она так и вышивает, а он так и стреляет зайцев. А поговорить им не о чем. Спрашивается: чего ради они выходили замуж? Я считаю, что брак необходим, но он должен быть хорошо продуман: ради чего мы соединяемся. И только потом уже стоит выбирать платье! А многие это делают ради платья, потому что платье — это мечта Золушки: «Вот я буду самая красивая!». Дорогие девушки, выходите замуж подумав, пожив с человеком, хорошо его узнав.

За место съемки благодарим ресторан «Русское Географическое Общество»

Светлана Люмьер

Ведущая
ПрофильНа Горько!13 статей

Ведущая торжеств и бизнес-событий, профессиональная актриса, свадебный организатор.